Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано Авг 14, 2018 О счастье | Нет комментариев

Как избавиться от «Синдрома Маленького цыплёнка».

Как избавиться от «Синдрома Маленького цыплёнка».

Для начала начнём мыслить реалистично. Реалистичное мышление не означает бодренького «Все будет хорошо!» или «Со мной такого не случиться!», но в то же время оно далеко и от унылого и обреченного взгляда на Жизнь: «Все плохо, я обречена».

Все мы знаем что плохое в нашей жизни случается. Об этом кричат заголовки газет и телевидение, да и наш собственный жизненный опыт. И тем не менее в большинстве случаев скоропалительное заключение о том, что небосвод уже обрушился или вот-вот упадёт, оказывается несколько преждевременным. А это создаёт проблемы, которые в ином случае просто не возникли бы, причиняет боль, которой можно было бы избежать.

Если бы нам давали по сто рублей за каждую минуту, когда мы предаемся мысли о самом худшем, что либо не случается вообще либо оказывается не таким уж страшным, мы давно превратились бы в очень обеспеченных людей. К сожалению мы копим совсем не денежки, а только бессмысленные переживания и страдания.

Человек, мыслящий реалистично, знает что существует некая точка равновесия, что для событий и явлений должны быть разумные объяснения. Человек, мыслящий реалистично, не отрицает возможности самого худшего, но он и не допускает что гарантированно произойдёт только плохое, невыяснив для начала всех обстоятельств.

Маленький цыплёнок не спросил: «А что это упало мне на голову?» Он не сказал: «Похоже на меня свалился кусочек неба. Надо бы поинтересоваться мнением специалистов.» Нет. Он немедленно ударился в панику. Маленький цыплёнок просто берет какой-то фрагмент явления (что-то ударило его по голове) и неизмеримо преувеличивает его отрицательные последствия («Определенно, небо рушиться на землю».). Такое отношение к действительности можно назвать – Делать из мухи слона.

Человека, мыслящего реалистично, может охватить страх перед опасностью, он нередко испытывает разочарование, но не преувеличивает их масштабов, не допускает и мысли о том, что положение безнадежно и ничего нельзя поделать.

Если в прошлом вам случалось поддаваться «Синдрому Маленького цыплёнка», скорее всего, исходной его точкой была повышенная уверенность в том, что в жизни происходят ужасные вещи. Возможно, подобная убежденность есть часть вашего мироощущения. Маленький цыплёнок мог узнать из вполне достоверных и проверенных, заслуживающих доверия источников, что при некоторых условиях небосвод действительно может обрушиться на землю. Мысль о вероятности такого события застряла у него в голове, и вот произошло некое событие (упал орех), высвободившее ее. Освобождение панических мыслей не происходит мгновенно. Как говорит психиатр Аарон Т.Бек – человек может буквально заговаривать себя и при этом прийти к самым страшным умозаключениям.

Вспомните Юлю и ее неудачное выступление. Где-то на задворках сознания Юли гвоздем засела мысль о возможной угрозе увольнения. Но когда она только начала путь к трибуне, она ещё не думала о ней. Все началось с некоторого беспокойства по поводу возможной неисправности микрофона. Но первоначальная мысль, вроде того самого ореха, подстегнула следующую («Я растеряюсь и потеряю нить выступления.»), а за ней ещё одну, ещё более страшную… И вот несчастная Юля видит себя уволенной.

Юля не сознает, что сама себя убеждает, что вот-вот произойдёт несчастье. Ее внутренний диалог занимает даже не минуту – секунды, тысячные доли секунды! Мысли проносятся в мозгу с такой быстротой, что вычленить каждую отдельную невозможно. Доктор А.Бек называет такие мысли «машинальными».

Машинальные мысли – мысли абсолютно здорового психически человека. У большинства людей в мозгу течёт непрерывный поток сознания: короткие мечты или сны наяву, которые не имеют ничего общего с реальной действительностью. «Простите, я отвлеклась» – бывает, говорим мы. Иногда машинальные мысли играют решающую роль при выполнении какой-либо работы. Способность мгновенно пролистать в уме каталог мыслей необходимая составляющая часть процесса принятия решения. «Сделать это?.. или это?» – спрашиваем мы сами себя. Вы «пережевываете» резоны в пользу того или иного сценария, прежде чем решить, что же следует делать.

Но поскольку ваши мысли – как положительные, так и отрицательные – оказывают глубокое воздействие на поступки, в некоторых случаях вам совершенно необходимо вполне сознательно воспринимать все, что вы думаете. Вы достаточно легко замените «банк мыслей», если подойдёте к этому сознательно и сосредоточено. Когда вы ещё раз «посмотрите» мысли, которые привели вас к тому или иному умозаключению, вы получите возможность оценить их точность. Можно даже оспорить свои собственные мысли, как бы пытаясь разубедить кого-то постороннего в том, что через двадцать минут произойдёт Светопредставление («Вы в этом уверены? А откуда вы об этом знаете? И почему я должна вам верить?»).

Если вы научитесь оспаривать поспешные умозаключения, к которым неожиданно приходит сознание, вы быстро распознайте ситуации, когда логические выводы не подтверждаются фактами.

Освоив приемы сопротивления машинальным мыслям, вы избавитесь от самосбывающихся мрачных пророчеств и, оценивая ситуацию реально, сможете противостоять нештатным ситуациям. Разумеется, вам далеко не всегда удаётся предотвратить несчастье или неприятности, но вы по крайней мере не будете придавать случившемуся более глубокого смысла, чем есть на самом деле. Выражаясь терминами истории о маленьком цыплёнке, вы не в состоянии предотвратить падение ореха на макушку, но вполне способны противостоять панике, страхам и мрачным предчувствиям, вытекающим из поспешного вывода о том, что удар по голове означает падение небесного свода. Нет необходимости постоянно отслеживать каждую свою мысль, анализировать каждое действие. Я рассказываю вам о методике которую следует применять в стрессовых ситуациях, когда возникает опасность легко поддаться искушению и неадекватно отреагировать на события.

Ещё один прекрасный способ борьбы со своими страхами – поспорьте со своими мыслями.

Попробуйте, когда вы почувствуете что расстраиваетесь, то есть когда накатывает предчувствие: « Все пропало!», «Я все перепутаю», «Я провалюсь…» – вступить в дискуссию со своими мыслями. Первое и самое важное средство борьбы с пагубными мыслями заключается в проверке: а есть ли в них смысл? Достаточно задать себе вопрос: «Что на самом деле означает мысль от которой меня тошнит, нервы напряжены как струна, а мозг перестаёт думать?» Допустим, что вы пришли к следующему умозаключению: «Я провалюсь…». А что это значит «Я»? Вашему телу пора подготовиться к падению? Или вы боитесь проводиться в финансовую пропасть? Что значит «провалиться»? Существует ли реальная угроза для жизни? И вообще, каким образом вы будете проваливаться?

Такое нехитрое средство оказывается достаточно эффективным. Почему? Да потому, что вы противостоите вами же построенному катастрофическому сценарию. Юля говорит себе: «Я провалюсь…» Но она же не думает что ее тело действительно куда-то денется. Она и не думает умирать из-за того, что ее выступление не сложилось. Что же она имеет ввиду? Смущение? Возможное недовольство начальника? Да, перспектива не оправдать чьего-то ожидания, конечно, не очень приятна, но она ни имеет никакого отношения к физическому исчезновению. Можно ли справиться с неприятностями? Когда Юля даст себе труд подумать над тем, что она на самом деле имеет ввиду, ее паника пойдёт на убыль.

Нам приятно полагать, что мы всегда говорим то, что думаем, и думаем то, что говорим. Но если хорошенько поразмыслить, придётся признать, что подобные утверждения весьма далеки от истины. Мы часто говорим – и думаем – наскоро: «Чушь», «Замечательно». Мы очень часто гиперболизируем: «Я чуть не умерла от смущения» ( вы когда нибудь видели человека, который скончался бы от застенчивости?), «Я с самого утра ничего не ела. Просто умираю с голоду» (вы хотите есть? Да. Вы умираете с голоду? Сомнительно. Умирать от голода – значит страдать от длительного недостатка пищи и крайнего истощения). Мы часто воспринимаем значение слова или фразы по привычке.

Хотите анекдот? Десятилетний мальчик спрашивает отца: «Откуда я появился?» Отец думает: «Вот и наступил этот страшный момент. Видимо, я все-таки должен честно и серьезно ответить на его вопрос.» И он пускается в объяснения репродуктивной функции человека, стараясь применять термины, доступные для понимания десятилетнего ребёнка. Наконец он спрашивает: «Все понял? Есть ещё вопросы?» – «Да, папа, – отвечает мальчик, – это-то все понятно. Но откуда я родом? Вот Дима говорит что я из Йошкар-Олы…»

Очень часто мы имеем в виду совсем не то, о чем думаем. Вы поймёте это, если как нибудь остановитесь и спросите себя: «Что я имею в виду и какой смысл я придаю тем словам, которые занимают мой мозг?»

Может не надо катастроф?

Если бы Юля проанализировала мысли, мелькающие у неё на пути к трибуне, она довольно легко опровергла бы сама себя по каждому пункту с помощью ещё одной полезной методики, которую можно условно назвать «отменой катастрофы». Она требует разбора каждой мысли, начиная с последнего умозаключения, самого катастрофического умозаключения, и проработки их в обратном порядке до самой первой мысли.

Предположим, Юля пришла к выводу, что ее уволят. Одного этого достаточно чтобы отвратительно почувствовать себя. Она могла даже не сразу понять, к какому выводу успела прийти. Юля понимает только, что нервничает все больше и больше. Теперь давайте представим себе, что она прекрасно осведомлена о «Синдроме Маленького цыплёнка». Юля знает, что люди в стрессовой ситуации часто начинают для себя строить схемы катастроф. И вот она останавливается и спрашивает себя: «А не этим ли я сейчас занимаюсь?» Юля просматривает свои мысли – прогоняет их перед мысленным взором и проверяет их на соответствие действительности.

«Плакало мое повышение. Хорошо, если меня хотя бы не уволят…»

«Неужели все так грустно? Неужели одно выступление, даже не очень удачное, перевесит все то хорошее, что я сделала раньше? Был ли в нашей фирме случай, чтобы кого-то уволили за то, что он заикался во время выступления? Своего самого первого выступления?»

«Я потеряю нить выступления. Я начну заикаться. Я все перепутаю. Все будут смеяться надо мной».

«Да неужели? У меня есть текст речи на десяти страницах. Не буду же я путаться на каждой? Думаю, что нет. К тому же вряд ли кто-то ожидает, что я буду выступать, как Задорнов или Черчилль.»

Даже если произнесенная Юлей шутка окажется неуместной, даже если она и вправду начнёт заикаться, неужели все станут над ней смеяться? Наверняка в зале есть люди, которые прошли через что-то подобное. Они сами точно так же ошибались. Скорее всего, они отнесутся к неопытному оратору с сочувствием. А многие просто не обратят внимания на огрехи. Юля могла бы напомнить себе об этом.

«Микрофон сломается».

«Если микрофон сломается, мне придётся говорить громче».

Реалистичное мышление не дает гарантий того, что зал наградит Юлю восторженными аплодисментами. Естественно она хочет сделать свою работу как можно лучше. Конечно она расстраивается, если ей не удастся сделать все так, как она надеялась. Однако одного знания о «Синдроме Маленького цыплёнка» и способность анализировать мысли уже помогут Юле успокоиться. Она получает возможность сосредоточиться на выступление, а не на сочинении сценария последовательных несчастий. Она все ещё волнуется, но уже не напоминает нервную и расстроенную развалину. А если она отдаст все силы выступлению, то снизит вероятность наступления тех несчастий, о которых мы рассказали.

Все выше сказаное естественным образом подводит нас к следующей методике, которая носит название «Допрос свидетеля». Поспешные выводы увеличивают вероятность пропуска некоего свидетельства, которое, будь оно принято во внимание, могло бы привести к совершенно другим умозаключениям. Если эмоции захватывают контроль над сознанием, оно легко приходит к выводам, которые либо вообще ничем не обоснованы, либо базируется на весьма сомнительных свидетельствах.

Предположим, что Маленький цыплёнок на мгновение остановился и задал себе логичный вопрос: «А что заставило меня подумать, что небо падает?» Он получил удар по голове. Но почему бы не посмотреть на небо? – «Похоже оно выглядит как обычно». Можно спросить себя известны ли случаи обрушения небосвода в прошлом? Возможно, стоит оглядеться вокруг, и тогда обнаружиться орех. Многое можно сделать, если дать себе передышку, которая позволит задавать вопросы.

Если вы решили позволить себе прокатиться по пути страшных мыслей, вы, скорее всего, не будете испытывать недостатка ни в средствах передвижения, ни в выборе дороги. Анализируя свои мысли, попробуйте распознать а не идёте ли вы по одной из опасных дорожек.

Вы говорите себе: «Я неумен делать это. Значит я не умею делать «ничего». Вы выбрали одну неудачу в одном частном случае и приходите к глобальному выводу.

Маша хотела стать медицинской сестрой, но общеобразовательный научный курс она прошла не очень хорошо и ей пришлось оставить медицинский колледж. Друг посоветовал ей выбрать другую специальность по уходу за людьми, не требующую научной подготовки. Но Маша с глупой усмешкой возразила: «Я и там все завалю. Я просто тупица.» Маша лишает себя всякой возможности узнать, существует ли какая-то область деятельности, в которой она бы могла проявить свой талант.

Вы говорите себе: «Сегодня ничего не получилось. Значит, и никогда не выйдет».

 Допустим вы думаете: «Я два раза приглашал молодых женщин на свидание. Оба раза мне отказали. Значит я не нравлюсь женщинам. Никто и никогда не придёт ко мне на свидание, чтобы я не делал». А вы уверены?

Вот одна история от психолога Альберта Эллиса: Молодым он был очень стеснительным человеком. Но он решил добиться успеха в отношениях с женщинами. До девятнадцати лет он был робким молодым человеком и панически боялся возможного отказа девушки. Поразмыслив о своей робости, Эллис пришёл к выводу, что ничего такого ужасного не произойдёт, если ему и откажут. И потому он задал себе самостоятельную работу: он решил посидеть на одной и той же скамейке с сотней женщин и поговорить с каждой из них хотя бы минуту, не обращая внимание на переживаемый им дискомфорт. Выполняя задание по «преодолению стыдливости» ( кстати, годы спустя он включил проверенное на практике упражнение в разработанную им систему рационально-эмоциональной терапии), Эллис за месяц познакомился с сотней женщин. Каждой из них он назначал свидания, и не согласилась только одна! Убедившись, что ничего ужасного и катастрофического при знакомстве и отказе не происходит, Альберт Эллис превратился в абсолютно раскованного человека даже в общении с самыми, казалось бы, неприступными женщинами. Завязав две, а то и три сотни знакомств, он приобрёл такой успех, какого не имел никакой другой молодой человек в Нью-Йорке.

У Шекспира есть такие строки: «Трус умирает много раз до смерти, а храбрый смерть один лишь раз вкушает!»(трагедия «Юлий Цезарь».) Человеку, склонному к обобщениям, достаточно один раз потерпеть неудачу, чтобы немедленно вообразить себе цепь последующих провалов, а воображаемые неудачи не менее болезненны, чем реальные.

Подражание можно условно назвать эффектом Индюшонка. Его суть – принятие на веру (без выяснения причин, без вопросов) катастрофических умозаключений других людей. Когда маленький цыплёнок промчался мимо с воплями о том, что небо падает, друзья с птичьего двора поверили его словам. И паника полыхнула, как лесной пожар.

Паникеры обладают способностью передавать напряжение окружающим. Существует такой оборот речи: « В комнате повисло такое напряжение, что его можно было резать ножом». Кажется, сам воздух пропитан напряжением, которое обычно создается человеком, совершенно уверенным: вот-вот произойдёт самое страшное, оно уже рядом. Если вы повесите на грудь значок с надписью: «Завтра конец света», то скоро будете окружены людьми убежденными в вашей правоте. Но даже если действительно завтра какая-то часть мироздания провалиться в тартарары, вряд ли для вас это будет тем самым событием, которого вы всегда опасались. Страшнее всего для человека то, что касается его лично. Для одних самой настоящей катастрофой оказывается неудача в любви, для других нет ничего ужасней рухнувшей карьеры. Для многих катастрофа представляется в чисто денежном выражении.

Сделать из мухи слона очень просто. Можно допустить незначительную ошибку или пережить мелкую неприятность, но предполагать что они будут иметь самые мрачные последствия… Преувеличение – любимое занятие ипохондриков. Легкий насморк оказывается у них признаком неминуемо надвигающейся смерти. Есть такой анекдот про ипохондрика, который скончался в возрасте ста лет, но завещал написать на надгробии: «Я же вам говорил, что я болен!»

У Маршака есть такой стишок:

Не было подковы – лошадь захромала.

Лошадь захромала – командир убит.

Конница разбита, армия бежит.

Враг ворвался в город, пленных не щадя,

Потому что в кузнице не было гвоздя!

Разберём трагедию описанную в стихах. Предположим, что именно вам поручено вести войско в бой. Один из солдат говорит вам: «Лучше бы нам сразу сдаться, потому что у лошади из подковы вывалился гвоздь». Что можно возразить паникеру, чтобы доказать, что шансы на победу все-таки сохраняются? Давайте посмотрим, какие промежуточные этапы отделяют потерю гвоздя от крушения государства. И нельзя ли переломить ход событий во время одного из них?

Что нам известно наверняка? Гвоздь потерялся. Но ведь подкова держишься не на одном гвозде. Скорее всего она осталась на месте.

Давайте предположим, что подкова все-таки отвалилась. Лошадь ведь может двигаться и без подковы. В конце концов не все лошади подкованы.

Ну, ладно. Жеребец захромал и сбросил командира. Но ведь он может пересесть на другого. На худой конец, он обязан сражаться и в пешем строю.

Но даже если командир убит – сражение ещё не проиграно. Солдаты храбры и смекалисты, они стремятся к победе.

Даже если сражение проиграно, война ведь не окончена? Мы подготовимся к контрнаступлению и отвоюем город.

Мы разобрали стихотворение не для того, чтобы доказать, что в жизни мелочи не имеют значения. Очевидно, что ряд деталей может определять работу всего механизма. Но здесь ключевым словом является слово «может». Может иметь решающее значение, а может и не иметь. Реалистичное мышление призывает вас не преувеличивать последствий единичного негативного события без выяснения обстоятельств, без попыток сопротивления, без повторного обдумывания.

Проработка возможных промежуточных шагов поможет вам предотвратить переход к катастрофическим умозаключениям чтобы не накликать настоящую беду.

Осторожность – вещь очень полезная. Основывая свои поступки на предположении, что с нами, чтобы мы не делали, ничего случиться не может, кое-кто пытается встать на пути у тяжёлого грузовика, который не оставит и мокрого места от безумца. Если игнорировать профилактические медицинские обследования, можно пропустить развитие тяжелого заболевания. Все дело в том, чтобы наши мысли и представления правильно соотносились с реальными событиями, чего при характерных ошибках мышления удаётся добиться далеко не всегда.

Понимание того, что не в наших силах сделать что-то для своего спасения, в некоторых случаях – признак реалистичного мышления, но, принятый за основу образа жизни, такой подход ведёт только к душевной опустошенности, не позволяя завязывать отношения с людьми («Нет смысла показывать своё расположение, все равно меня отвергнут».). Такой подход лишает вас возможности продумать принимаемые решения («Я совершенно обессилела от слез».) Такой подход запрещает нам предпринимать шаги, уводящие в сторону от возможного несчастья.

Уверенность в том, что самое плохое уже произошло или готово вот-вот произойти, лишает нас способности и потребности действовать, отнимает силы, необходимые для защиты себя и своих близких. И наоборот, реалистичный взгляд на мир открывает наш разум Новым решениям и возможностям, которые в противном случае остались бы за пределами нашего поля зрения. Рассматривайте разумный риск как плату за входной билет, который необходимо предъявить, чтобы обрести успех, получить удовлетворение и вознаграждение.

Настоящая защита заключается в реалистичной оценке ситуации, в готовности проанализировать альтернативные решения. Достаточно короткой передышки, небольшой паузы, чтобы задать себе несколько вопросов, достаточно быстрого взгляда вокруг себя, чтобы внести изменения, которые благотворно отразятся на всей последующей Жизни.

 Синдрому Маленького цыплёнка подвержены не только люди, попадающие в стрессовую ситуацию (спешка, опоздание на самолёт, подготовка к публичному выступлению). Он может проявиться в любой момент. Вечером в спокойной обстановке у себя дома вы размышляли о чем-то и вдруг почувствовали себя просто ужасно. Сердце превратилось в кусок льда. Появляется ощущение, что все пропало: «Мне никогда не справиться с проектом», «Я его совершенно не интересую», «Мужчины не любят меня, только ищут выгоду от отношений…». Никогда. Никак. Ужасно. Несчастье. Катастрофа…

В такие моменты очень важно не только осознавать машинальное мышление, которое подводит вас к таким выводам, но и записать их. Если вы увидите их записанными чёрным по белому, вы быстрее справитесь с предчувствием катастрофы. Мысли, перенесенные на бумагу, можно эффективно проанализировать.

Попробуйте проделать следующее. Запишите выводы, сделанные вами в сложной ситуации. Потом подумайте и запишите то, что привело вас к ним. Какой смысл вы вкладывали в свои слова? Почему беда неотвратима? Что свидетельствует о ее неизбежности?

Спросите себя: «Почему я так думаю? Уверена ли я в выводах? Что самое плохое может произойти? Смогу ли я пережить это? А другие?». Вы убедитесь что ответы на вопросы вам давно известны. Просто напомните себе, что стоит задавать такие вопросы. Иногда сама запись мыслей о несчастье и последующее ее прочтение развеет гнусное настроение. То, что кажется ужасным в мыслях, в записях выглядит совсем не так уж и страшно. Сделав запись, вы становитесь в более удобную позицию для выяснения всех обстоятельств.

Иногда полезно представить, что вы убеждаете кого-то другого в том, что дела совсем уж не так и плохи. Если бы вы были адвокатом-защиты на уголовном процессе, ваша работа заключалась бы в том, чтобы задавать вопросы и выносить на свет любые факты, которые могут посеять в душах присяжных разумные сомнения: «Господа, как вы можете быть уверены в том, что моя подзащитная совершила убийство? Она сама призналась? Нет. Кто-нибудь видел как она убивала? Нет.»

Даже если нет ни каких сомнений в том, что подозреваемая совершила инкриминируемое ей деяние, адвокат упорно будет преподносить присяжным одно за другим смягчающее обстоятельство, чтобы уменьшить тяжесть приговор:

Да, она стреляла, но он первый поднял оружие.

Да, она стреляла, но целилась в мишень, а он шёл как раз напротив.

Да, она нажала на курок, но она же не знала, что пистолет заряжен.

Да, она стреляла в него, но в разгар яростной ссоры. А потому убийство можно считать не преднамеренным.

Если вы чувствуете, что готовы вынести вердикт неизбежности и неотвратимой катастрофы, попробуйте пересмотреть свидетельские показания. Действительно ли вы чего-то опасаетесь, как вы утверждаете? Есть ли смягчающие обстоятельства?

Ребёнок вовремя не пришёл домой и не позвонил. У матери проноситься одна страшная мысль за другой и вконец она приходит к выводу, что ребёнок убит или похищен. Когда она почувствует, что ее захватывает волна паники, женщина должна остановиться и спросить себя: «Знаю ли я наверняка, что страшное событие, которого я опасаюсь, действительно произошло?

Поскольку я не получила письма с требованием выкупа и мне не позвонили из полиции, у меня отсутствует необходимая информация».

В тех многочисленных случаях, когда вы уже готовы поверить в падение небосвода, задавайте себе подобные ключевые вопросы. И вы наверняка честно дадите на них отрицательный ответ, то есть, то что вы боитесь, может оказаться правдой, но у вас нет никаких решающих доказательств.

 Задайте ещё вопросы: «А в прошлом ребёнок опаздывал домой? Объяснял ли он своё опоздание криминальным случаем?» Возможный ответ: «Да, он раньше опаздывал. И отнюдь не потому что стал жертвой преступления.»

Если в прошлом ваши опасения не оправдались, то почему именно сейчас они должны сбыться? Поскольку раньше ребёнок не опаздывал домой, давайте зададим следующие вопросы: « Есть ли разумное объяснение тому, что ребёнка ещё нет дома? Может быть сел телефон? Может на транспорте в котором он ехал сломалось колесо? Возможно он просто пошёл с друзьями в кафе и они там сидят и болтают позабыв о времени? Ребёнок пренебрег моим требованием вернуться домой к сроку и поддался искушению перекусить с приятелями. Да, он непослушный – но это мой ребёнок.

Вы можете возразить, что у матери нет доказательств и в пользу всех перечисленных обстоятельств. Может ли она быть уверена в них? Нет. Но если у неё нет аргументов в пользу ни того, ни другого объяснения, то по какой причине стоит выбирать самое страшное – поверить в катастрофу или впасть в истерику..?

Вам наверное, встречались такие головоломки, когда на рисунке надо найти элемент неуместный, нелогичный, неправильный: дерево, стоящее вверх корнями, либо кран, из которого вода течёт вверх, либо собаку, ведущую на поводке человека. Иногда, рассматривая нарисованные воображением сценарии катастрофы имеет смысл спросить себя: «Что неправильного в этой картинке?»

Машина Насти сломалась прямо в тоннеле, в дали от входа и ремонтных мастерских. Первая мысль: «Я тут застряну на несколько часов». Последняя: «Мне не хватит воздуха и я задохнусь.»

Настя мгновенно пришла к выводу о том, что она заперта в машине и ничего не может сделать. Она видит себя задыхающейся внутри запертой машины.

Что неправильного на картинке Насти? Давайте нарисуем машину. Есть ли в ней нечто такое, что может помочь оказавшейся в безвыходном положении женщине?

Есть ли у машины окна? Можно ли их открыть прежде чем весь воздух в машине кончиться? Есть ли у машины двери? Можно ли выйти? Возможно Настя и сама сообразит, что у машины есть окна и двери, что их можно открыть и выйти, но теперь она опасается того, что стала беззащитной перед нападением гипотетических грабителей, которые наверняка едут вслед за ней. Вот тут-то она и должна рассмотреть преимущества ситуации и ее недостатки и все варианты последующих действий. Что опасное – открыть окна или оставаться в машине? Есть ли какое-либо компромиссное решение? Можно, например, приоткрыть окно совсем немножко. Перевесит ли получаемое преимущество потенциальную опасность?

Цель размышлений состоит в том, чтобы оспорить первое катастрофическое умозаключение, вернуться в якобы к безнадежному положению и пересмотреть условия панической капитализации.

Мы должны научиться противостоять искушению скатиться по самой короткой дорожке от первой же негативной мысли к выводу о неотвратимости и неизбежности несчастья, доказательства чего полностью отсутствуют.

Поделись статьей или сохрани себе в:


Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *